Лента

План Цукерберга: как человечество будет жить в метавселенной

Когда лидеры техногигантов делают программные заявления по поводу смены стратегии своих компаний, к ним полезно прислушиваться: зачастую заявленные в них перемены рано или поздно коснутся всей индустрии. Можно вспомнить, как Сундар Пичаи, руководитель Google, на конференции I/O 2017 заявил, что IT-гигант переосмысливает все свои продукты с учетом того, что мы теперь живем в AI-first мире. Признание того факта, что Google уже не поисковая компания, а ИИ-компания в те времена стало поводом для заголовков, которые вполне точно определили судьбу всего IT-сектора, а не только Google, на годы вперед, как все мы теперь знаем. Вот только четыре года назад не все быстро осознали масштаб происходящего поворота и то влияние, которое ИИ станет оказывать и на развитие технологий, и на бизнес, и просто на нашу жизнь.  

В конце июня 2021 года с программным заявлением перед сотрудниками Facebook выступил Марк Цукерберг, а спустя несколько дней он дал интересные и подробные комментарии журналисту издания The Verge. Подзаголовок этого материала точно передает суть длинных речей Цукерберга: социальная сеть ставит перед собой цель превратиться в metaverse-компанию. Пришла пора знакомиться с этим термином и привыкать к нему.

Метавселенная

Слово metaverse пока что больше известно тем, кто так или иначе соприкасается с игровой индустрией или любит читать фантастику, чем широкой публике или бизнесу. Термин появился в конце прошлого века в романе Нила Стивенсона «Лавина», на русский его перевели словом «метавселенная», не столь изящным как английский оригинал (впрочем, и весь перевод нельзя назвать блестящим). Метавселенная в книге Стивенсона — это переплетенные цифровой и физический миры; события в одном мире могут влиять на жизнь в другом, а провести границу между мирами подчас вообще невозможно. С тех пор, в том или ином варианте, метавселенная регулярно возникает в разных художественных произведениях, она вполне наглядно показана в недавнем фильме «Первому игроку приготовиться».

В период пандемии граница между физическим и цифровым мирами начала становиться зыбкой не только для игроков в компьютерные игры и поклонников фантастики: к нам домой с помощью цифры массово пришли новые и вполне работоспособные (хоть и не без глюков) версии привычного физического мира. Работа или учеба для многих перестала быть связана с перемещением в офис или институт, покупки вполне успешно осуществлялись без визита в торговый центр, радость от просмотра кинопремьеры стала при наличии хорошего домашнего кинотеатра доступна с дивана, а новогодний корпоратив оказался очень эмоциональным мероприятием не в клубе, а на платформе для создания игр Roblox.

И вот тут о метавселенных вспомнили и заговорили уже бизнесмены. О своем желании построить метавселенную руками своих пользователей заявил, например, исполнительный директор Roblox Corporation Дэвид Башуки в ходе подготовки к IPO компании. Когда на концерт рэпера Трэвиса Скотта в игре Fortnite одновременно собрались более 12 млн зрителей, а сам исполнитель заработал около $20 млн, обозреватели не просто описывали произошедшее как потрясающее шоу, но и сочли, что им дали заглянуть в метавселенную.

Планы Facebook

Чем выделяется заявление Цукерберга на этом уже довольно регулярном фоне упоминаний метавселенной? Во-первых, конечно, масштабом ресурсов, которыми располагает Facebook и вообще влиятельностью этой компании. Во-вторых, комплексностью подхода, который далеко выходит за рамки игр и развлечений (хотя ими никто не собирается пренебрегать). В-третьих, мне как маркетологу импонирует та точка зрения, с которой описывается происходящее. Я не люблю термин «экосистема»: это точка зрения внешнего наблюдателя, препарирующего жизнь, и она не способствует созданию приятного и желанного продукта. А вот метавселенная — это то, что будет дано людям в ощущениях, в чем они будут жить, и этот взгляд продуктивней.

Цукерберг сильно зациклен на устройствах, которые откроют людям богатство ощущений и возможностей в метавселенной, и для него это устройство однозначно является очками или шлемом. Его пафос понятен: современный цифровой мир слишком разнообразен и могуч, чтобы основным интерфейсом к нему являлся маленький параллелепипед с экранчиком на ладони. Смартфон стал тормозом, хотя когда-то дал нам свободу от проводов и тяжелых компьютеров.

Очки, покрывающие изображением все поле зрения плюс объемный звук, безусловно, гарантируют куда более полное погружение в виртуальный мир и позволяют его микшировать с реальностью в любом удобном формате: например, любая реальная поверхность в интерьере вокруг может стать экраном высокого разрешения и рабочим столом, если так уж хочется работать с привычными метафорами цифрового окружения.

Ввод информации тоже не должен ограничиваться клавиатурой или управлением маркером на двумерном экране. Движения тела, мимика, речь — все должно восприниматься и правильно интерпретироваться цифровым миром. Facebook делает серьезную ставку на разработку собственных устройств виртуальной и дополненной реальности, и таким образом он может получить то, чего у него нет сейчас в мире социальных сетей на мобильных устройствах: обладать одновременно своей аппаратной и программной платформами, на следующем уровне повторить успех Google — и там этого конкурента резко обогнать, как и Apple.
Персоны