Лента

Худший кошмар Сатоши или финансовая революция: чем обернется легализация биткоина в Сальвадоре

В начале июня президент Сальвадора Найиб Букеле выступил на конференции Bitcoin 2021, где объявило своем намерении легализовать цифровое золото. Спустя несколько дней парламент принялсоответствующий закон, а 7 сентября он вступил в силу.
Сальвадор стал первым государством, придавшим биткоину статус официальной денежной единицы. Мнения опрошенных ForkLog экспертов разделились: одни не исключают, что этот шаг позволит привлечь инвестиции в страну, другие прогнозируют отток капитала. 
Некоторые участники сообщества сочли событие большой победой для индустрии и заявили, что экспериментом могут заинтересоваться другие регионы.
Существует и резко полярное мнение. Криптовалютный аналитик Mr. Whale назвал биткоин «троянским конем» правительства Сальвадора, а случившееся — «худшим кошмаром Сатоши».
«Используя биткоин в качестве троянского коня, правительство Сальвадора получило полный контроль над средствами своих граждан. Пусть вас не обманывают максималисты и предубежденные инвесторы, поддерживающие этот авторитарный бред. Произошедшее в Сальвадоре — худший кошмар Сатоши», — написал он.
Сальвадор — маленькая, густонаселенная страна в Центральной Америке. Почти четверть ее ВВП приходится на трансграничные переводы. У некоторых домохозяйств такие поступления достигают 50% в совокупной структуре дохода.
Жители страны уже ощутили на себе последствия одной денежной реформы — правительство отказалось от национальной валюты в пользу доллара США. Сальвадорцы считают опыт долларизации неудачным, поскольку выгоду получили в основном элиты и финансовые институты.
Несмотря на все преимущества криптовалюты, из-за непрозрачных действий администрации Букеле у общественности возникло много вопросов касательно реальных целей легализации биткоина.
Не лучшее место для финансовой революции
Зажатый между Гватемалой и Гондурасом Сальвадор — самая маленькая и густонаселенная страна Центральной Америки, а также единственное государство региона без выхода к Карибскому морю. В 2020 году его ВВП на душу населения оценивался в $3798, а среднемесячная заработная плата составляла $375.
Так сложилось, что Сальвадор постигла судьба многих других стран «глобального Юга»: несмотря на природные богатства, государство вынуждено импортировать основные продукты питания. 
Исторически большая часть земель республики использовалась для выращивания кофе, который здесь называют el grano de oro [исп. «золотое зерно»]. К 1920 году на эту культуру приходилось 90% экспорта страны, а к 1980 году от сектора зависелаполовина ее ВВП. Кофейные плантации по-прежнему занимают 10% территории Сальвадора.
В 1979 году разразилась жестокая гражданская война — сальвадорцы оказались втянуты в прокси-конфликт времен холодной войны между США и СССР. Штаты поддерживали государственный режим для борьбы с коммунистическими революционерами, желая избежать повторения кубинского сценария.
Растянувшаяся практически на 13 лет война уничтожила и без того не сильно развитую инфраструктуру страны. К 1998 году средняя покупательная способность сальвадорцев из числа горожан составляла лишь третью часть от показателя 1980 года.
В результате конфликта погибло более 75 000 человек, свыше миллиона вынуждены были покинуть свои дома. Практически половина этих людей уехала в США. 
После окончания войны республику захлестнула новая волна насилия. На этот раз причиной стало затянувшееся противостояние бандитских группировок. К 2015 году Сальвадор стал одной из самых опасных локаций мира — в среднем каждые два часа здесь совершалось одно убийство.
Трудно представить, что подобная страна может стать местом цифровой монетарной революции. Однако Сальвадор, о котором шесть лет назад говорили как о зоне боевых действий, теперь обсуждается в качестве пионера финансовых технологий.
Печальный опыт долларизации
Рассуждая о легализации биткоина, трудно не провести параллели с долларизацией Сальвадора.
Из-за войны, последовавшего за ней засилья банд, стихийных бедствий и неспособности агропромышленного комплекса страны покрыть потребности растущего населения у Сальвадора скопился солидный внешний долг. Даже сейчас государство зависит от иностранной помощи, займов и денежных переводов. 
В восьмидесятые годы прошлого столетия в США эмигрировало почти 10% населения страны. При таком соотношении неудивительно, что в настоящее время на трансграничные денежные переводы приходится 24% ВВП Сальвадора. В стране даже есть поговорка: «Наш самый крупный экспорт — люди».
Денежные переводы из-за границы получает около 70% населения Сальвадора. В среднем люди ежемесячно отправляют близким $195 — у некоторых домохозяйств такие поступления достигают 50% в совокупной структуре дохода.
В 2001 году Сальвадор отказался от собственной валюты, сделав доллар США единственным легальным средством расчетов. Президент Франсиско Флорес объявил о валютной реформе в ноябре 2000 года, а через 39 дней в силу вступил соответствующий закон. Страна была долларизована на 98% всего за 18 месяцев.
В отличие от Эквадора, который принял аналогичное решение в 2000 году на фоне гиперинфляции, обесценивание денег в Сальвадоре происходило умеренными темпами. Долларизация не была вынужденным шагом, но позволила стабилизировать ключевые макроэкономические показатели, нивелируя негативное влияние курсовых переоценок.
Однако сами сальвадорцы считают решение администрации Флореса весьма спорным. В 2002 году Центральноамериканский университет имени Хосе Симеона Каньяса (UCA El Salvador) провел опрос среди жителей страны — 62% респондентов ответили, что переход на доллар оказал «негативный эффект на их персональную экономическую ситуацию».
Во время валютной реформы пятая часть населения страны не умела читать, поэтому многие испытывали проблемы с новыми ценниками. Некоторые торговцы злоупотребляли таким положением вещей, округляя при конвертации колонов цены в большую сторону. В отдельных случаях из-за этого наценка достигала 25%.
В середине нулевых средняя заработная плата в Сальвадоре выросла всего на 4%, тогда как цены продуктов питания увеличились на 14%.
В отличие от бедных слоев населения, элиты и финансовые институты получили безусловную выгоду от перехода на доллар США — в первую очередь за счет низких процентных ставок. В 2002 году 70% всех кредитов в Сальвадоре были выданы четырьмя крупными банками, при этом ссуды 400 клиентов составляли 60% от общего объема заимствований.
Учитывая такой опыт, вполне очевидно, что долларизация является болезненным воспоминанием для многих сальвадорцев. Именно поэтому легализация незнакомой большинству населения цифровой валюты вылилась в протесты, беспорядки и даже поджоги.
Bitcoin Beach
Официального подтверждения этому нет, однако может оказаться, что история легализации биткоина в Сальвадоре началась еще в 2017 году в далекой деревне Эль-Зонте.
Местная некоммерческая организация получила пожертвование в биткоине. Не зная, что делать с криптовалютой, она обратилась к уроженцу Калифорнии Майклу Петерсону, который приехал в Сальвадор ради серфинга, но остался там жить и занялся благотворительностью.
Анонимный меценат искал команды, которые могли использовать часть его капитала для создания параллельной экономики с альтернативной валютой и решения реальных проблем. Петерсона заинтересовала эта идея и он занялся ее реализацией. 
Мужчина назвал свой нацеленный на борьбу с бедностью проект Bitcoin Beach. Поставленную задачу он решал путем создания экономики замкнутого цикла на базе биткоина. 
Эль-Зонте встретил цифровые деньги с недоверием, однако по мере того, как к проекту присоединялось все больше торговцев и частных лиц, скептицизм сменялся принятием. Новые пользователи не только убедились в ликвидности инструмента, но и увидели, что расплачиваться биткоином проще, чем бумажными купюрами.
В июле 2020 года на Bitcoin Beach обратил внимание журнал Forbes, шестью месяцами ранее Петерсон стал гостем подкаста Питера Маккормака What Bitcoin Did. Так о маленькой деревне в Сальвадоре узнала широкая общественность. Проектом также заинтересовались некоторые эксперты, в том числе основатель Strike Джек Маллерс и ведущий менеджер по продукту Square Майлз Сутер.
В начале 2021 года Петерсон и его коллеги по Bitcoin Beach встретились с министром туризма Сальвадора. Они несколько часов говорили об идее и стратегии принятия биткоина в качестве законного средства расчета. 
В Эль-Зонте стали приезжать чиновники, которые проявляли интерес к проекту. В апреле и мае деревню лично посетили заместитель министра образования и министр туризма. Спустя месяц президент Букеле объявил о грядущей легализации цифрового золота.
«Самый крутой диктатор в мире»
Его называют хамелеоном и оппортунистом. На своем пути к президентскому креслу сорокалетний Найиб Букеле сменил три политические партии.
Будущий глава Сальвадора родился в обеспеченной семье, владеющей специализирующейся на рекламе компанией OBERMET. После окончания школы он поступил в UCA El Salvador, однако бросил учебу в возрасте 18 лет и возглавил семейный бизнес. Также является совладельцем Yamaha Motors El Salvador.
В 2012 году Букеле избрали мэром муниципалитета Нуэво-Кускатлан от правящей партии «Фронт национального освобождения им. Фарабундо Марти» (ФНОФМ). Находясь на этом посту, он особое внимание уделял вопросам образования молодежи и усиления безопасности.
В 2015 году политик стал мэром Сан-Сальвадора, но в 2017 году его исключили из ФНОФМ, обвинив в клевете и «стремлении расколоть организацию». Возможно, причиной стала критика, которой Букеле неоднократно подвергал собственную партию.
Покинув ФНОФМ, он объявил о формировании движения, которое он назвал «Новые идеи». Букеле планировал зарегистрировать его в качестве партии и баллотироваться от нее на пост президента в 2019 году. Однако Верховный избирательный трибунал затянул процедуру оформления, поэтому от идеи пришлось отказаться.
Чтобы принять участие в выборах, Букеле заключил соглашение с леволиберальной партией «Демократические перемены», а когда ее регистрацию отозвали, примкнул в правоцентристской партии «Большой альянс».
Букеле выиграл уже в первом туре президентской гонки, получив 53% голосов — на 21,3% больше, чем у ближайшего конкурента Карлос Кальеха, который придерживался правых политических взглядов. С момента вступления в должность в июне 2019 года его рейтинг одобрения стабильно держится вблизи 90%.
Популярность Букеле во многом связана с его успехами на поприще борьбы с организованной преступностью. Если после окончания гражданской войны в Сальвадоре совершалось почти 150 убийств на 100 000 населения, то к 2020 году показатель снизился до 20 убийств. 
Независимые газеты вроде El Faroобъясняют такой результат тем, что власти ведут переговоры с бандами, но администрация президента отрицает эту версию, а гражданам важен сам результат.
Однако проблема заключается в том, что Букеле использовал популярность, чтобы узурпировать власть и разрушить демократические институты. 
Первым тревожным звонком стал инцидент, произошедший в феврале 2020 года. На фоне противостояния с парламентом по вопросу увеличения финансирования полиции президент приказал военным оцепить здание Законодательной ассамблеи. 
В феврале 2021 года партия Букеле получила подавляющее большинство в парламенте. В мае пятеро судей Верховного суда были уволены и заменены сторонниками действующего президента. С должности также сняли генерального прокурора, расследовавшего коррупцию в правительстве. 
В августе парламент принял закон, согласно которому всех судей и прокуроров со стажем работы свыше 30 лет или возрастом более 60 лет (~66% всего состава) можно принудительно отправить на пенсию.
В сентябре Верховный суд позволилпрезиденту избираться на второй срок подряд, несмотря на то, что это запрещено Конституцией.
Посол США в Сальвадоре недавно сравнил Букеле с Уго Чавесом. Но в правозащитной организации Human Rights Watch заметили, что покойному президенту Венесуэлы на узурпацию власти потребовалось 15 лет, в то время как Букеле справился за два года. 
Самого политика такие сравнения, похоже, не особенно трогают. В манере, с которой он подшучивал над Международным валютным фондом (МВФ), Букеле назвал себя «самым крутым диктатором в мире».
«Крутому» диктатору — «крутой» кошелек
Краеугольным камнем кампании по интеграции биткоина в финансовую систему Сальвадора является криптовалютный кошелек под названием Chivo, что на местном слэнге означает «круто».
Когда закон о легализации цифрового золота вступил в силу, стало понятно, что для физических лиц использование нового инструмента является необязательным, однако для компаний это стало требованием
Запущенный 7 сентября биткоин-кошелек Chivo призван решить проблемы, связанные с внедрением криптовалюты. Граждане получили возможность зарегистрировать аккаунт, используя номер телефона и личный ID. 
С помощью Chivo можно оплачивать товары или услуги, конвертировать криптовалюту в фиат, снимать наличные в специальных банкоматах, а также бесплатно отправлять деньги на другие счета. Кошелек также совместим с сетью Lightning Network, что позволяет принимать транзакции со сторонних биткоин-адресов.
Для популяризации приложения власти раздали каждому пользователю $30 в цифровом золоте. Чтобы поддержать ликвидность, правительство также утвердило биткоин-фонд, который уже приобрел 700 BTC.
О реализации Chivo известно мало. Основным поставщиком технических решений для национального кошелька является биткоин-биржа Bitso. В разговоре с The Block представитель компании уточнил, что она «предоставляет кастодиальные услуги, обеспечивая связанные с хранением функции и безопасность приложения, а также услуги по обмену». 
В компании также пояснили, как происходит конвертация долларов США в биткоин: пользователи покупают BTC, которые правительство ранее приобрело у дополнительных поставщиков ликвидности вроде Bitso.
Партнером мексиканской биржи в этом проекте стал калифорнийский криптовалютный банк Silvergate. Как сообщается, последний «упрощает транзакции Chivo, совершаемые в долларах США». Bitso использует платежную сеть Silvergate Exchange Network, позволяющую осуществлять платежи в режиме реального времени.
Оператором биткоин-банкоматов стала американская Athena Bitcoin. Незадолго до запуска Chivo в сеть утекла схема архитектуры, согласно которой компания управляет бэкендом кошелька. Согласно публикации Cointelegraph, Athena Bitcoin «предоставляет некоторые фронтенд-сервисы», однако официальной информации о роли фирмы нет. 
По данным Forbes, кастодиальный сервис BitGo «обеспечивает инфраструктуру Chivo и платформу безопасности, являясь эксклюзивным поставщиком горячих кошельков». 
За интеграцию Chivo с Lightning Network отвечал провайдер BaaS-услуг Koibanx. Его амбиции, похоже, выходят далеко за рамки этого сотрудничества. В конце августа компании сообщила, что будет развивать в Сальвадоре «блокчейн-инфраструктуру на базе технологии Algorand». Для этого она подписала соглашение с правительством.
Слишком много вопросов
Сальвадорцы крайне зависимы от трансграничных переводов, а внедрение криптовалюты не только удешевляет их, но и делает значительно быстрее. Традиционные платежные компании могут обрабатывать платежи несколько дней и берут за свои услуги большую комиссию. Chivo практически бесплатно позволяет перевести деньги в течение нескольких минут.
По словам Букеле, ежегодно жители страны обогащают системы денежных переводов на $400 млн, которые они теперь могут потерять. Возможно, его слова недалеки от правды — биткоин-банкоматы действительно популярны, при этом многие используют криптовалюту именно для перевода средств. 
Однако, несмотря на все плюсы, из-за непрозрачных действий администрации Букеле у общественности возникла масса вопросов касательно реформы. Неизвестно, в какую сумму стране обошлось внедрение биткоина. Правительство утверждает, что для этого хватило средств, выделенныхЦентральноамериканским банком экономической интеграции, но не называет конкретных цифр.
Никто точно не знает, что биткоин-траст собирается делать с купленной криптовалютой. Если для обеспечения обмена привлекли сторонних провайдеров, зачем тогда нужен собственный фонд? Возможно, для исключения перебоев с ликвидностью, однако официальная позиция не была представлена. 
Такое положение вещей не устраивает некоторые правозащитные организации. Одна из них — Cristosal — обратилась в Счетную палату Сальвадора с просьбой проверить деятельность совета директоров биткоин-фонда. В ответ государственный орган инициировалрасследование. 
Правительство Сальвадора обещало освободить иностранных инвесторов от налога на прирост капитала и подоходного налога по операциям с биткоином. Шаг, вероятно, позволит привлечь в страну дополнительный капитал, однако для этого потребуется имплементировать механизм отслеживания платежей. 
Последний может быть использован для контроля над средствами граждан. Тем более, что советник президента по правовым вопросам Хавьер Аргуета открыто заявил о возможности приостановки сделок с криптовалютой якобы ради снижения негативных последствий волатильности курса.
Также вызывает вопросы спешка, с которой Сальвадор легализовал биткоин. С момента анонса до вступления закона в силу прошло всего 93 дня — немногим больше, чем в случае долларизации.
Инициатива Букеле негативно влияетна кредитный рейтинг Сальвадора и ставит под угрозу достижение соглашения с МВФ. От последнего государство рассчитывает получить $1 млрд финансовой помощи.
К тому же открытой остается этическая сторона вопроса: оппозиция назваладенежную реформу антиконституционной, а некоторые считают, что принудительная интеграция цифровых активов «противоречит основным ценностям» криптовалютного сообщества. 
Большая игра президента Букеле
По словам Букеле, кошелек Chivo используют более 2 млн человек — практически треть населения страны. Неизвестно, насколько активно и в каких сценариях они осуществляют транзакции, но результат внушительный. Особенно учитывая тот факт, что всего четыре года назад за операции с криптовалютой здесь можно было получить до 15 лет тюрьмы.
Бывший сотрудник АНБ и ЦРУ Эдвард Сноуден заявил, что остальные страны могут «опоздать», если не последуют примеру Сальвадора. По его словам, теперь на отстающих будет оказано давление и они приобретут криптовалюту, пусть и в качестве резервного актива.
В Корнеллском университете отчасти согласны со словами Сноудена. Ученые считают, что ситуация с глобальным принятием биткоина является частным случаем теории игр — раздела математики, лежащего в основе консенсуса Накамото.
По их словам, в контексте легализации биткоина можно выделить два аспекта:
дилемма заключенного. Наука говорит, что наибольшую выгоду получит тот игрок, который первым внедрит успешную технологию. Проблема заключается в том, что нет абсолютно никакой гарантии успеха цифрового золота.
координационная игра. В ситуации, когда несколько игроков имеют общую цель и могут скоординировать свою стратегию, их шансы на успех значительно возрастают. Речь идет о сетевом эффектекриптовалюты. 
Только время покажет, выиграл или проиграл Сальвадор от легализации биткоина. Однако если стране удастся сполна воспользоваться всеми преимуществами новой технологии, а последняя, в свою очередь, докажет эффективность, этот эксперимент может стать началом глобальной финансовой революции. 

Цифровые активы